Ми у ЗМІ / Путин теряет рейтинг - Фонд «Демократичні ініціативи»

Путин теряет рейтинг


Что это может означать для хозяина Кремля
 
Руслан Кермач
Политический аналитик Фонда "Демократические инициативы" для "Нового времени"
 

Недавний опрос, проведенный Левада-центром, зафиксировал падение рейтинга доверия президента РФ на 10% за последний год. Примечательно, что поубавилось сторонников Путина как в стане умеренных, так и в среде убежденных симпатиков. Однако, как отмечают российские социологи, проседание рейтинга пока сравнительно небольшое и не несет непосредственной угрозы легитимности российской власти и лично Путину.

Тем не менее, свежие замеры общественного мнения могут указывать на далеко нелицеприятную для нынешнего российского президента тенденцию плавного возвращения его рейтинга к «докрымским показателям». Как известно, ровно два года назад рейтинг доверия Путина впервые начал балансировать на уровне, довольно близком к 50%.

Многие эксперты в то время увязывали российские авантюры в Украине (аннексия Крыма и развязывание военных действий в Донбассе) среди прочего с желанием Путина не только вписать себя в анналы российской истории как «великого собирателя земель», но и с более приземленной ситуативной целью - подкачать свой стремительно сдувающийся рейтинг.

К 2013 году российская экономическая модель, во многом базирующаяся на экспорте энергосырья, исчерпала ресурсы для своего дальнейшего роста. Именно этот рост во многом обеспечивал устойчивую динамику поддержки Путина в ходе его предыдущих президентских каденций и был неформальной составляющей негласного пакта с российским обществом по принципу «свобода в обмен на колбасу».

Таким образом, экономическая повестка больше не годилась на роль основной подпорки авторитарного путинского режима и возникла реальная необходимость поиска других механизмов обеспечения его дальнейшей устойчивой легитимации.

«Победоносные войны» завершились,
и российское общество неминуемо
начинает приходить в чувство

 

Именно так, по всей видимости, при подходящем случае выбор пал на идею мобилизации общества вокруг условно национально-патриотической повестки и борьбы с «внешним врагом». Ведь, как известно, внешнеполитические вызовы и условия военных действий часто являются факторами сплочения общества вокруг своего политического руководства.

Геополитика геополитикой, а устойчивость поддержки и одобрения власти внутри своей страны, очевидно, имела далеко не последнюю значимость для кремлевской верхушки в рамках принятия решения о начале военной агрессии против Украины. Идея с захватом территории Крыма прогнозируемо вызвала небывалый всплеск одобрения среди «сочувствующих» россиян и помогла Путину довольно стремительно вернуть утраченные показатели поддержки и даже несколько превзойти их, если сравнивать с показателями 2000-2005 годов.

Когда события в Украине пошли далеко не по сценарию и привели к введению довольно жестких западных санкций в отношении Москвы, Путин неожиданно для всех переключился на ближневосточный театр боевых действий, где ситуация с пониманием «врага» казалась куда яснее, чем в нелепой авантюрной войне с некогда «братским народом» Украины. Сирийская война позволила на некоторое время снова вернуть россиян в состояние анабиоза и переключить их внимание с внутренних социально-экономических проблем, обострявшихся на фоне болезненных международных санкций и низких мировых цен на энергоресурсы, на новый «победоносный» сюжет борьбы с мировым терроризмом в лице Исламского государства.

Но теперь, когда «победоносные войны» завершились, и российское общество неминуемо начинает приходить в чувство от все более явственного ощущения усугубляющихся социально-экономических проблем внутри страны, некогда стремительно накачанный неоимперской истерией рейтинг Путина может продолжить также стремительно сдуваться до своих «докрымских» показателей. Последние данные социологии могут оказаться предвестниками дальнейшего сохранения подобных тенденций в будущем.

Ведь каких-либо предпосылок для возобновления экономического роста как фактора возвращения доверия к Путину в нынешней ситуации в России не наблюдается. Недавние войны (в Украине и в Сирии) перестали быть источником безудержного ура-патриотического экстаза среди россиян.

Российская же экономика продолжает стагнировать, и без доступа международным кредитам, западным инвестициям и технологиям шансы радикально переломить ситуацию в обозримой перспективе кажутся тщетными. Динамика цен на стратегический экспортный продукт РФ – нефть – также не дает Кремлю особых поводов для оптимизма. В комплексе все эти факторы лишь подтверждают высокую вероятность сохранения тенденции дальнейшего планомерного выхолащивания рейтинга Путина.

В этом контексте стоит также отметить, что для демократических государств падение доверия к государственным лидерам является вполне обыденным явлением. Во многих современных демократиях президенты или главы правительств утрачивают поддержку уже в скорости после своего избрания, что, однако не несет угрозы политической системе и режиму в силу эффективной работы демократических процедур ротаций в ходе конкурентных выборов или политических переформатирований в парламентах.

Однако, учитывая специфику российского политического режима, во многом основывающегося на персональной легитимности своего лидера, падение доверия к основному «столпу режима» даже до уровня «докрымских» 50% может нести реальные угрозы устойчивости всей нынешней вертикали российской власти.

В свете этих особенностей российского политического режима, которые, по всей видимости, осознают также и в Кремле, нынешнее, пусть и сравнительно небольшое, падение доверия может расцениваться как явно тревожный звоночек. Это, в свою очередь, вполне может побудить Москву к поиску очередных авантюр, способных, по их убеждению, так же стремительно накачать рейтинг российского вождя, как это уже удавалось сделать ранее.